Сходили в гости, а там детский матриархат в семье — «Яжедочь». Поверьте – страшнее не бывает

Вы наверняка все слышали выражение «яжемать», но оно еще цветочки с таким понятием как «яжедочь». Поверьте – страшнее не бывает! Мы с мужем в этом точно убедились, отправившись на юбилей к Лене — жене сослуживца моего супруга.

Игорь (коллега мужа), новенький на работе, и как-то сразу сдружился с моим мужем. Хороший парень, но в нем чувствовался подкаблучник – хватал мобильник с первых звонков и заискивающим голосом говорил с женой и дочкой. Давно мы хотели познакомиться и посидеть семьями. А тут повод – у Лены юбилей, 30 лет, нас пригласили. Лучше бы мы не ходили.

А дело было так. В дверях нас встретила сама хозяйка и ее дочь Настенька – белокурая девочка лет шести в пышном белом платье. Думаете ангелочек? Ошибаетесь! На наше приветствие к ней: «Привет, принцесса», она молча вырвала наш пакет с подарком, и стала в нем остервенело копаться: «А что вы мне принесли?». Хорошо, что там еще была большая шоколадина.

Помимо нас и хозяев было еще две пары гостей лет 30-ти без детей и бабушка с дедушкой Насти. Вроде взрослый праздник, на столе закуски, напитки, тортик. Настя села на место мамы-именинницы – с торца стола, а гости и родители – по краям. По требованию девочки на ее тарелку был сразу положен большой кусок торта.

Боже, что тут началось! Взрослые не могли вставить ни слова, потому как с первой минуты слышался громкий щебет маленького дьяволенка. Нескончаемый! Родители, бабушка и дедушка умилительно на нее смотрели, сюсюкали и поддакивали девочке. Если кто-то хотел взять слово, то Настя кричала через весь стол, осыпая салаты крошками торта изо рта:

— Молчать! Тут я говорю! Меня слушать!

Как оказалось, что те две молодые пары – тоже новые гости, незнакомые с таким детским матриархатом в семье. Мы не могли толком выпить и закусить, потому что надо тоже делать умилительные лица и слушать Настин бесконечный треп. Наши щеки устали от натянутых насилу улыбок, голова раскалывалась. Но худшее оказалось впереди!

Через 15 минут посиделок, Настя взяла на себя роль тамады, и возражений она не терпела! Ее родители с восторгом поддержали эту идею! И вот что нам приходилось делать:

  • Водить хоровод в узкой комнате вокруг табуретки с надрезанным тортом и петь «Каравай, каравай».
  • Играть в «Море волнуется раз», становясь в те позы, которые девочка посчитает нужным – хоть качайся на одной ноге, но держись!
  • Слушать Настино беспорядочное бренчание на бабушкином старом пианино, с понтом – «смотрите, как я научилась!».
  • И это еще не все! Взрослым маленькая дьяволица запрещала выходить курить на улицу, потому что «все интересное пропустите!». И за стол тоже не сесть, потому что «я хочу с вами со всеми играть!». Уфффф!

Прошел час мучений и вдруг у всех молодых гостей нашлись неотложные дела. Прям вот у всех и очень неотложные, с ума сойти какие! И у нас тоже! Удивительно, но, ни родители Насти, ни их старшее поколение не заметили, что мы просто устали от изуверства их малышки. Правда они уговаривали нас остаться, потому, что Настя орала диким криком, будто из нее изгоняют дьявола: «Мне не с кем будет играть!».

Мы ушли усталые, голодные и трезвые. Уже дома я крепко обняла свою двенадцатилетнюю дочь и подумала: «Как хорошо, что ты у меня не такая! Как хорошо, что я тебя растила и в строгости, и в ласке – как оно и должно быть!». В те гости мы больше ни ногой!

Источник

Top