Истории из жизни

Душенька моя

«Вот этот дом, — Светлана остановилась у небольшого, аккуратного домика с цветным палисадником, — третий от переулка».

Калитка была открыта, но девушка постучалась, не решаясь войти без спроса. Хозяин, находившийся как раз во дворе, открыл незнакомке. Мужчина лет шестидесяти, худощавый, удивленно смотрел на гостью в красной курточке.

— Я Светлана Лунева, студентка. Вам должны были сказать, что я фольклор собираю, мне для практики надо.

— А-аа, передавали, как же, говорили про вас, проходи, не стесняйся.

В домике сразу бросились в глаза цветные занавески на кухне и сочный алоэ на окне. Стол приткнулся между окнами, накрытый клеенкой нежно-салатового цвета. Хозяйка накинула на голову ситцевый платок, приглашая гостью.

— Светлана значит, — повторила она ее имя, — проходи Светочка, — и ласково-уменьшительное имя прозвучало так тепло, что Света растерялась от душевного приема.

Уже когда чай был выпит, а вся выпечка продегустирована, Света открыла тетрадку, приготовившись записывать редкие частушки и песни, взглянув на стену, где висел календарь 1980-го года.

Петр Иванович смущался, вспоминая известные ему деревенские частушки. – В них слова попадаются некультурные, — отнекивался он.

— Ну и что, это же народ сочинил, вы говорите, не стесняйтесь, — пыталась убедить Света.

Петр Иванович даже рассмеялся: — Вот на ум ничего не приходит культурного, с бранными словами не хочу…

— Ой, ну и зря, это же фольклор. – Оставив хозяина в смущении, обратилась к Анне Герасимовне с просьбой, вспомнить, какую-нибудь поговорку местную, или песню.

Хозяйка не заставила себя ждать и напела куплет лирической песни. А потом и частушки вспомнились (без бранных слов). – Вот-вот, — обрадовался хозяин, Нюра лучше знает. – И они тут же переглянулись с женой, понимая друг друга с полуслова.

Свете стало настолько уютно в этом деревенском домике, хозяева которого, казалось, разговаривают между собой взглядом. Оба улыбчивые, стеснительные и гостеприимные.

— Ой, уже два часа у вас сижу! – Спохватилась Света. – У вас дела, наверное.

— Что ты, Светочка, сиди, дела можно и между делом сделать, — ответила хозяйка.

Перед обедом Света вышла на улицу, где воздух первых летних дней был с примесью молодой травы и цветущей сирени. Она вошла в сени, взялась за ручку двери и услышала голос Петра Ивановича: — Ну что, душенька моя, накрывай на стол, а то гостья уже засобиралась уходить.

Светлане, как будто лицо солнечный луч осветил – так тепло показалось от этого обращения «душенька», хоть и не ей оно было адресовано. «Сколько они вместе, — подумала она, входя в дом, — на фотографиях дети взрослые внуки есть. Давно живут под одной крышей, а обращение друг к другу необычное для нашего времени». Света вспомнила, что так обращались супруги в старину, называя вторую половинку «душа моя, душенька».

Увидев вошедшую гостью, супруги снова стали сдержанными, словно стесняясь показать свои чувства, как будто это их главный секрет.

— Может я чего и не вспомнила, ты уж не обессудь, детка, — сказала на прощанье Анна Герасимовна.

— Все хорошо, мне очень понравилось, а вот эту песню, про дядюшку Егора, я обязательно в отчет включу. – Она повернулась к Петру Ивановичу: — И несколько частушек, хоть вы и говорите, некультурных, тоже возьму.

Через полчаса Света была уже на остановке, спрятавшись от солнца. Она вспомнила свою ссору с мужем, и настроение ее поблекло. Всего полгода как живут, и вот успели поссориться, почти не из-за чего. Весь прошлый день прошел в молчанке, никто первый не заговорил.

Домой она пришла раньше Славы; подогрела ужин, сделала салат, поставила чай. Славка вошел, буркнув «привет». Света улыбнулась, — не натянуто, не с силой, а легко, как будто эта улыбка где-то пряталась в ней, а тут вдруг «вышла» наружу. – Здравствуй, душа моя, — тихо сказала она.

Славка застыл с ветровкой в руках. – Ну, проходи уже, ужин готов, — также мягко сказала она.

Славкина «зажатость» стала уходить вместе с обидой, и он удивленно заметил: — Ух ты, это меня что ли так называешь? Непривычно как-то.

— Ну а кого же, здесь больше никого нет, кроме нас.

В крохотной комнате сидели двое, совсем не вспоминая вчерашнюю ссору. Света думала, почему всего одно слово может иногда «согреть» отношения, и находила только один ответ: потому что такие слова надо говорить с душой, искренне, совершенно не принуждая себя. Вот как Петр Иванович и Анна Герасимовна, когда запросто можно сказать: «Душенька моя».

Автор: Татьяна Викторова

Написать комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.