Истории из жизни

Танец жизни

Время уплывало. Все валилось из рук. То закипала злость, и Вероника срывалась на всех, даже на любимую кошку. Потом она начинала плакать и подолгу ни с кем не разговаривала.

А причиной тому — возраст. Тридцать девять лет. Врач сказала, что шансы убывают не ежедневно, а ежеминутно.

Беременной она не была никогда. Замужем — лишь однажды. Но то замужество было страшно вспоминать. Вдруг как-то вечером после месяца совместной жизни муж закрылся в ванне. Надолго. Вероника думала , моется. Но вышел он с сухой головой и вёл себя как-то странно. Но Вероника ничего тогда не заподозрила. На следующий день все повторилось снова, и так каждый вечер. А потом она обнаружила пропажу крупной суммы, которую откладывали на покупку машины. На свадьбу подарили хорошие деньги, нужно было лишь немного подкопить и купить «Москвич».

И вот — денег нет. Вероника спросила у Олега, но он конечно же отказался. А больше в доме никого не бывало, и Вероника стала прозревать. Каждый вечер по полчаса в ванной, потом выходит из неё сухой, в странном настроении. Деньги пропали, а чуть раньше Вероника не смогла найти свои серёжки.

Как-то, когда Олега не было дома, она хорошо обыскала ванную комнату и нашла нехитрый набор наркомана, состоящий из ложки, спичек и спиртовки.

Вероника была абсолютно уверена в том , что Олег конченный наркоман, который до свадьбы искусно маскировался.

Девушка быстро приняла решение , и вечером отец уже перевез ее в родительский дом. С вещами.

Олег заявился на четвёртый день, но отец Вероники просто встал с кресла, а рост его был два метра два сантиметра, возвысился над Олегом и сказал одно слово:

-Убирайся.

Олег понял, что шутки плохи, и тут же убрался восвояси. Больше Вероника его никогда не видела. А года через два узнала от соседки, жившей там, где они снимали квартиру с Олегом, встретив ее на рынке, что Олег умер. Передоз. Ну они почти все этим заканчивают.

И потекли дни одинокой жизни. Мама была, папа тоже, младшая сестренка с сынишкой, но было очень одиноко. И одиноко было долго.

Попадались какие-то парни, с которыми вообще ничего не складывалось. Те, которые стремились создать с Вероникой отношения, не нравились ей. А те, с которыми она хотела, были либо женаты, либо впоследствии выяснялось, что нет совершенно ничего общего.

И снова одиночество. Давящее, гнетущее. После тридцати лет решила, что надо родить ребёнка. Но претендента на отцовство не случилось.

Вероника никого не видела отцом своего ребёнка. А если видела, то беременность не наступала.

Когда доктор сказала, что возможности убывают, Вероника долго плакала ночью, ибо в то время уже давно на горизонте вообще никого не было, и давно ни с кем не встречалась.

Дни бежали, просто неслись, и Вероника потихоньку успокоилась и приняла свою судьбу. Ну одна — так одна. Да и родственники все чаще стали жалеть и приводить в пример одиноких женщин. И рассказывать об их каких-то достижениях в этой жизни. Вот та — профессор, зарплата большая, а эта — народный учитель, уважаемый человек, а вот эта , ты представляешь, депутат, власть и деньги.

Только Вероника не хотела никаких почестей и денег не хотела. А хотела простого женского счастья. Хотела готовить завтраки для кого-то, а не для себя одной, хотела ощущать маленькую мягкую ручонку в своей руке и слушать милый детский лепет, хотела просыпаться ночью и прислушиваться к нежному сопению, доносящемуся из кроватки, хотела вечером, прижавшись к мужу, рассказывать ему о своём прошедшем дне. И все время мечтала о любви. Хотела любить и быть любимой. Сердце просто разрывалась от любви, ее было так много внутри, невыраженный, что иногда становилось трудно дышать.

Как-то на Первое мая Веронику пригласила коллега на дачу отметить давно забытый праздник.

-Приезжай, будет хорошая компания, шашлыки. Будет приятель мужа. Хорошо поёт и играет на гитаре. Недавно приехал из России. Родители его совсем старенькие стали.

Вероника сразу согласилась и прибыла в назначенное время. Народу было много. Семейные пары в основном , одна была только Вероника и мужчина , умеющий играть на гитаре, тоже был один.

Он, его звали Андрей, скользнул по ней взором и равнодушно отвернулся. Вероника уже стала привыкать к таким скользящим взглядам. Если раньше, ещё года два назад, в ней все вспыхивало и превращалось в обиду, то сейчас ей было уже абсолютно все равно. Мирное спокойствие царило внутри. Она действительно приняла свою судьбу. И в тот момент, когда гитарист отвернулся, она удовлетворенно приняла и это.

Отказавшись окончательно от где-то тлевшей надежды «а вдруг», она расслабилась и стала веселиться на полную катушку. Компания подобралась та ещё! Танцевали, пели, много смеялись, играли в разные игры. Хозяин дачи был большой затейник. Но гвоздем программы конечно же был Андрей. На гитаре он играл как Бог, а пел ещё лучше.

Веронике очень понравилось, как он имитировал голос цыгана. Она закрывала глаза и представляла себя молодой задорной цыганкой в окружении своего табора. Тело просилось танцевать, и в какой-то момент она не смогла сдержаться, вскочила, схватила невесть откуда взявшееся лёгкое покрывало и пустилась в настоящий цыганский пляс.

Она танцевала так, как-будто была настоящей цыганкой. Ее руки летали как птицы, покрывало она намотала вокруг пояса словно цыганскую юбку. Ее плечи ходили ходуном, бёдра выписывали умопомрачительные кульбиты. Все расступились, образовав круг вокруг гитариста и Вероники. Ее зажигательный танец завораживал, он притягивал, руки каждого неистово били в ладоши, а голос сам превращался в голос цыгана или цыганки и кричал: «Хей, хей».

Вероника танцевала упоенно, полностью отдавшись танцу. А Андрей играл и играл, он наращивал темп, он творил со своей гитарой невероятное, она была как-будто живая и полностью подчинялась своему хозяину. А хозяин был во власти танцовщицы.

Читайте также:
«Давай повременим со свадьбой, пока ты не станешь нормальной» …

«Это лучше, чем секс», — мелькнула шальная мысль у Андрея. Его колотила неистовая страсть, музыка лилась из-под его пластичных пальцев. Он и сам не знал, какой же будет следующий аккорд, потому что им управляла танцовщица. Он был ее рабом, он играл то, что она танцевала. Он словно угадывал ее движение на мгновение вперёд. Андрей провалился в эту бездну музыки и танца. Это чувствовали все. Ту энергетику, которая сложилась вокруг них в тот момент. Ее можно было взять пригоршней и насладиться ею как глотком родниковой воды, такая она была живая и вкусная.

Танец был закончен ровно тогда, когда была закончена музыка. Вероника в изнеможении упала в кресло. Вслед за ней упал на траву и гитарист. Вся компания отбила руки, неистово аплодируя, и сорвала голоса, крича «браво».

Андрей вскочил, подошёл к Веронике, припал на колено и галантно поцеловал ей руку.

-Благодарю за доставленное удовольствие.

-А я вас, вы — волшебник. Я не умею танцевать, — улыбнулась женщина.

-Это вы то не умеете танцевать? — Андрей обалдел, — я никогда ничего подобного не видел. Вы живете в танце.

-А вы в музыке, — парировала женщина.

Весь остаток вечера Андрей не отходил от Вероники. И вызвался ее проводить, когда она засобиралась уходить.

-Вы позволите я провожу вас прямо до двери вашего дома?

-Это будет далековато, — подмигнула она ему.

-Готов хоть на край света, — пошутил провожатый.

На следующий день Андрей позвонил Веронике в восемь утра и пригласил в парк развлечений. Вероника очень удивилась такому приглашению, но приняла его.

Она ещё не знала, что все это значит, но в ее животе продолжался тот танец, который она танцевала на даче. А в голове все время неистово звучала гитара.

Вероника очень боялась, что он ее разочарует, что окажется другим. Не тем Андреем , который был в компании. А ещё она боялась, что она влюбилась не в него, а в его гитару. И что без гитары он будет ей неинтересен.

Встретились очень тепло и очень просто. Рассмеялись, увидев друг друга, обнялись как друзья. Пока ещё друзья, не как пара. И плавно потек разговор. Андрей рассказал о своей жизни, и рассказ этот снова заворожил Веронику также, как игра на гитаре.

День пролетел как одно мгновение.

-Я не хочу с тобой расставаться. Пойдём ко мне, — просто предложил Андрей.

-Пойдём, — согласилась Вероника.

Вероника шла домой к мужчине, которого знала полтора дня. Но ей было так спокойно , как бывало только с отцом. Возможно потому, что Андрей был старше неё на десять лет.

Кстати , Андрей признался, что сразу не обратил на неё внимания, лишь только потому, что она показалась ему совсем юной девчонкой. Это правда. Вероника была высокой и очень стройной. В свои тридцать девять лет она действительно едва ли тянула на тридцать.

Андрей снимал мансарду в частном доме, ибо работал в городе, а родители жили в посёлке.

Комната была маленькая, но очень уютная. Веронике понравилось, что он не накинулся на неё с банальным сдиранием одежды и промахивающимися поцелуями во все места. Ну конечно все это случилось, но гораздо позже, а поначалу Андрей показал ей свои цветы, чем сразил Веронику наповал.

Она всю жизнь разводила цветы. Фиалки, петуньи, орхидеи, цикламены — все были у неё. Но цветы Андрея были шикарны. Никогда ее орхидеи не цвели так , как у него.

Необычайных цветов и оттенков их было по десять-пятнадцать цветков на одной стрелке. А потом он поил ее чаем с вареньем и пирожками.

-Варенье варил папа. Пирожки пек тоже он, -сообщил хозяин мансарды, чем снова удивил свою гостью, — у меня удивительные родители. Им по восемьдесят лет. Они одноклассники.

С семи лет вместе. Поженились сразу после десятого класса. У них настоящая любовь. Мне так не повезло, — вздохнул Андрей.

И рассказал о том, что была семья. Есть две прекрасных дочери. И даже две внучки. Одной из которых уже десять лет.

-Так ты — счастливый, — позавидовала Вероника.

-А сейчас мы все в разных местах. С женой Леной я давно в разводе. Старшая дочь живет в Германии, а младшая в Тюмени. А я вот здесь. Приехал к родителям, чтобы быть рядом.

Я очень хотел хоть одну из дочерей назвать именем своей мамы — Светланой. Но жене не нравилось это имя.

Утром, проснувшись рано, Вероника почувствовала себя очень спокойно и счастливо. «Даже если послезавтра это закончится, я буду вспоминать и радоваться, что это было в моей жизни».

Но Андрей деловито предложил сегодня же перевезти все ее самые необходимые вещи. Вероника не противилась.

Так пришло тихое счастье. Потекли дни.

Ровно через месяц, первого июня, Вероника пошла к врачу.

Когда, доктор, едва коснувшись Вероникиной плоти, сообщила, что она беременна, слёзы горячей волной подступили к ее глазам. И Вероника заплакала, горько и счастливо, больно и радостно. Врач оставила ее и вышла из кабинета. Она давно знала эту женщину. Она понимала, что Веронике нужно побыть одной.

Вечером она с нетерпением ждала Андрея домой. Приготовила праздничный ужин, зажгла свечи.

Андрей пришёл немного позже обычного, не удивился празднику. Они так понимали и чувствовали друг друга, что он просто вопросительно посмотрел на любимую женщину.

-Ты знаешь, — сказала Вероника, — а у нас будет Светочка.

Вероника и Андрей живут в счастливом браке одиннадцатый год.

Светочке скоро десять лет.

Бабушке с дедушкой по девяносто. Они очень любят свою внучку, которая младше правнучки на десять лет. Вот такая вот метаморфоза.

Автор: Татьяна Алимова

Написать комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.