Книги и Кино Стиль жизни

Как «Большая перемена» изменила судьбы актёров: интересные факты о съёмках

Pinterest LinkedIn Tumblr

За историей, рассказанной на экране, кроется множество историй, произошедших за кадром.

Этот диалог, как считается, передаёт весь настрой фильма «Большая перемена» — один из самых любимых в народе фильмов о школе.

— Вы любите детей?

— Да, ещё с детства.

— А взрослые как дети. Только курят больше…

В отличие от многих других «школьных» кинокартин, её действие происходит в «вечерке», где дополучают своё среднее образование уже взрослые граждане Советского Союза — заводские рабочие и не только. Фильм вышел таким обаятельным, что, кажется, ему с самого момента появления сценария был суждён успех. На самом деле, того, что лента получится такой популярной, не ожидал вообще никто, даже сам режиссёр.

Фактически фильм отвечал на государственный запрос — должен был поощрять работающих, но не получивших некогда аттестат советских граждан закончить, наконец, школьную программу. В качестве основы для фильма режиссёр Алексей Коренев, только что прославившийся благодаря успешной картине «Вас вызывает Таймыр», взял книгу настоящего учителя вечерней школы — «Иду к людям» Георгия Садовникова.

Алексей Коренев
Алексей Коренев
Георгий Садовников
Георгий Садовников

Вместе они работали над сценарием, чтобы превратить производственный роман из жизни преподавателей в весёлое кино. В результате от оригинальной книги остались рожки да ножки. Линии многих героев были серьёзно переработаны, а некоторые даже просто добавлены.

Нестор Петрович и Полина Сергеевна

Учителя истории Северова, сыгранного наиобаятельнейшим Михаилом Кононовым, точно так же, как и его учеников, вечерняя школа очень меняет.

Хотя название фильма «Большая перемена» было придумано на ходу, чтобы заменить вызвавшее возмущение преподавателей «Приключения школьного учителя», оно отлично передаёт происходящее на экране. Свой путь прошёл каждый, даже эпизодический герой, и Северов не стал исключением. В начале фильма мы видим его амбициозным, мелочным шовинистом. Он разрывает помолвку после того, как его невеста Полина Иванченко обошла его на экзаменах в аспирантуру. Свою работу в вечерней школе он рассматривает как ссылку. Он делает шовинистическое замечание ученику-украинцу.

Он преисполнен пафоса, который поначалу абсолютно неестественен, словно оторван от жизни — в какой-то момент он даже наизусть произносит перед классом фрагмент из речи Брежнева (что у Северова отличная память на тексты, показано с самого начала, так что, скорее всего, он это делает сознательно).

К концу фильма перед нами действительно «другой Нестор», каким поначалу только объявил себя герой.

В то время, как Нестор Северов становился с каждой экранной минутой всё добрее и душевнее, сам актёр Михаил Кононов постоянно держался на съёмочной площадке отчуждённо и всем своим видом показывал, что считает происходящее созданием очередной халтуры.

Более того, его мнение не изменилось и после оглушительного успеха кинофильма. В своих мемуарах он написал, что фильм фактически выехал за счёт огромного таланта исполнителей. Тем не менее играл он с отдачей и даже, не умея плавать, как и его герой, прыгнул в воду, не требуя дублёра. Чудом не утонул.

Не понравилось на съёмках и исполнительнице роли Полины Иванченко Наталье Гвоздиковой. Когда съёмочный процесс был уже в разгаре, её начал активно домогаться непосредственно режиссёр картины. Гвоздикова дала твёрдый отпор, рискуя вылететь из фильма. На её счастье, режиссёр решил, что коней на переправе не меняют, и доснял картину, не заменяя актрису. Правда, серьёзно урезал линию её героини.

Кстати, снималась Гвоздикова в парике. Когда кастинг был уже завершён, оказалось, что на женские роли набрали сплошь блондинок. Тогда одну из героинь решили сделать брюнеткой. В итоге перед Гвоздиковой встал выбор — перекраситься или в жару томиться в парике. Актриса предпочла предложенный ей парик. Костюмерша добыла ей замечательный, из Японии.

Нелли Леднёва и её папа

Героиня Леднёвой — единственный, наверное, персонаж книги «Иду к людям», взятый из жизни. За Садовниковым в школе ухаживала ученица-бетонщица, крепкая, крупная девушка. Она нежно говорила преподавателю после уроков: «Давайте провожу вас. Вам одному будет страшно». Но Садовников учительско-ученическую субординацию соблюдал твёрдо.

Трудно было даже представить в роли Леднёвой Светлану Крючкову — девушку с прозрачными, русалочьими глазами и нежным цветом лица.

Заметили третьекурсницу Школы-студии МХАТ Леднёву случайно. Её мужа приглашали на роль беспокойного Ганжи. Тот прочитал сценарий, решил, что сниматься не хочет, и попросил жену занести сценарий на студию. Возможно, это было сделано не без умысла: Крючкову немедленно заметили и пригласили на пробы.

Правда, сначала она должна была играть жену Ганжи, учительницу Светлану Афанасьевну. Но на пробах, сопротивляясь Збруеву по роли, она в азарте прокусила ему палец. После этого была уверена, что не возьмут. И… конечно, её взяли. Только не на роль холодноватой учительницы, а страстной Нелли Леднёвой.

Крючкова была девушкой самых обычных габаритов, и для роли её требовалось сделать визуально внушительнее её объекта страсти — Нестора Северова.

Над этим поработала художница по костюмам Шели Быховская — она разрабатывала все женские образы фильма. Леднёва обзавелась объёмной кепкой, добавлявшей ей и весомости, и роста, и пиджаком с погончиками, добавлющим образу некоторой внушительности. А сценаристы добавили гитару. Изначально песни в фильме должен был исполнять Ганжа, но Збруев оказался непоющим актёром.

Пришлось переиграть, и главной певицей класса стала Леднёва. Ей досталась не только песня о рабочем классе, но и специально под неё написанный романс «Чёрное и белое», моментально ставший популярным.

 

Отец Леднёвой Степан (в фильме исполнен Евгением Леоновым) в книге был на самом деле… матерью. И училась мать влюблённой бетонщицы на несколько классов младше — в четвёртом, а не девятом. Сам Леонов потом рассказывал, что съёмки в «Большой перемене» заставили его по‑новому взглянуть на отношения разных поколений в одной семье.

Кстати, это Леонов придумал, чтобы его персонаж шлёпнул дочь по попе прямо в классе, а после забирался в класс в окно. Эти два жеста придали образу Степана Леднёва живости и объёма.

Вообще образ отца, который «сам был мать» и готов перепеленать ребёнка, был передовым, но не уникальным для советского фильма. Вовлечённое отцовство пропагандировалось во многих кинокартинах — ведь СССР был страной работающих женщин.

Григорий Ганжа и Светлана Афанасьевна

Намёк на брачные отношения этих героев даётся уже в первых эпизодах с ними: Григорий упоминает, что собирался купить костюм, потому что надо было идти в ЗАГС, но дал эти деньги в долг товарищу.

К тому же учительница слишком эмоционально реагирует на него. Но, видимо, Светлана сохранила девичью фамилию, иначе она бы не стала изображать в школе, что никак с ним не связана. Кстати, Ганжа — очень старая казацкая фамилия, её и сейчас можно встретить у украинцев.

Образ своего героя Збруев дорабатывал самостоятельно. Он, например, настоял, чтобы даже на стройке Ганжа щеголял в ультрамодном замшевом пиджачке, считая, что это ярко покажет характер героя.

Ганжа вышел настолько ярким персонажем, что Збруева народ только так и называл, узнавая всегда и везде. Это актёра иногда даже раздражало. А ведь в книге с хулиганистым Ганжой был только один эпизод, и, кстати, персонаж там был подростком.

Кроме Збруева на роль Ганжи пробовались Андрей Мягков и Станислав Садальский. Но теперь представить хулигана и щёголя Григория с другим лицом и голосом, кажется, просто невозможно.

Наталии Богуновой на съёмках не всегда приходилось сладко. У Кононова был свой способ получить заряд энергии для хорошей актёрской игры: он к кому-нибудь цеплялся и разворачивал скандал. Однажды объектом для подзарядки скандалом стала Богунова.

Она очень остро восприняла нападки Кононова и так плакала, что утешать её пришлось чуть не всем коллективом. Но вообще съёмки проходили скорее весело: большинство актёров были молоды и радовались жизни, несмотря на то, что поселили их в гостинице, буквально переполненной тараканами.

Грустно осознавать, что у многих участников съёмок оказалось несчастливая судьба. Популярность и востребованность Богуновой после оглушительного успеха картины привела к тому, что её брак распался.

Кроме того, она всю жизнь страдала от шизофрении. Это осложняло её карьеру и личную жизнь. Михаил Кононов всю жизнь считал свой талант недораскрытым. В девяностые он стал отказываться от ролей, находя качество сценариев всё более низким, и в итоге умер в бедности.

Евгений Леонов прожил жизнь скорее счастливую, но умер так, словно сценарий его жизни писал большой любитель злой иронии: собираясь на спектакль «Поминальная молитва»…

Петя Тимохин и Виктория Коровянская

Этих двух комических персонажей в современном фильме, пожалуй, наказала бы судьба, но в ту эпоху, когда была снята «Большая перемена», они многое осмыслили в своём поведении, на них благотворно подействовала любовь и в конечном итоге они нашли своё счастье.

Вообще Савелию Крамарову постоянно доставались роли недотёп — возможно, из-за косоглазия, а может быть, сам типаж лица советские режиссёры считали комическим. При этом по жизни Крамаров был тонким, думающим, интеллигентным мужчиной и большим дамским угодником. Он флиртовал и на съёмочной площадке «Большой перемены», но, в отличие от режиссёра, никого не домогался, так что актрисы с удовольствием кокетничали в ответ.

К слову, одну из сцен между Коровянской и Тимохиным придумала исполнительница роли Виктории Нина Маслова. Вот эту:

— Что ты мне глазки строишь? — А что я тебе, кооператив должен строить?

В конечном варианте фильма из сюжета вырезали довольно большой кусок, посвящённый как раз отношениям Тимохина и Коровянской. По сценарию бал, на котором Тимохин устраивает «аттракцион неслыханной щедрости», должен был состояться после самодеятельного спектакля по «Евгению Онегину».

Тимохин, вызвавшись играть Онегина и добыть для спектакля историчные костюмы, взамен ставит условием, чтобы Татьяну играла Коровянская — чтобы хотя бы на сцене поговорить с ней о любви. Но Коровянская в последний момент пугается и не выходит. Вместо неё на сцену приходится идти, как водится, преподавателю — нацепив кринолин.

А изначально она думала сыграть Люську, девушку Генки Ляпишева, с которой он ходит на танцы. Но в итоге Люськой стала Ирина Азер. Ей тоже в какой-то момент пришлось импровизировать. Там, где Люська уходит от Ляпишева в ночь, у актрисы совершенно неожиданно сломался каблучок новенькой туфли. Но она не стала переснимать дубль, а отыграла прозошедшее: со злостью сняла и выкинула туфли. Эпизод вышел таким выразительным, что вошёл в фильм как есть.

Источник