Истории из жизни

Сделал добро, отойди подальше

Жили в доме на земле во дворе из девяти квартир. Почти в каждой одновременно родились малыши и мы, мамаши, сидели в декрете.

Сейчас не верится, но тогда за детей государство платило два месяца до родов, два — после и больше никаких пособий не существовало. Работали мужья, семьи жили очень и очень скромненько. Бывало, что сдавали бутылки, чтобы купить хлеб и молоко, или перехватывали друг у друга рубль-другой.

Квартира рядом с нашей одно время пустовала, затем въехала семья — дородная Люба с мужем не меньших размеров и маленькой дочкой. Оба родителя выглядели основательными, хозяйственными, Толик сразу соорудил пристройку к малюсенькой жилплощади.

Люба, почему-то, не работала, хотя возраст ребёнка позволял.

Однажды вдруг попросила у меня стакан сахара. Ничего страшного, бывает. Обычно в таком случае через день-два возвращали, все мы жили на копейки.

Прошла неделя — ни слуху, ни духу. Вроде, и неудобно напоминать.

Люба опять появилась на пороге — мука закончилась. Ладно, не обеднею от стакана. Насчёт сахара промолчали обе.

Затем соседке понадобились две картошки — дочка пюре захотела. Я помялась, но опять неудобно было отказать, пусть кушает ребёнок. Через некоторое время у Любы внезапно не оказалось подсолнечного масла, когда задумала нажарить оладьи.

Я, наконец, напомнила о стакане сахара и прочих «случайно закончилось». Люба выкатила глаза — да-да, конечно, вернёт обязательно! Толик зарплату получит и сразу вернёт.

Тоже бывает, понятная ситуация. Правда, и у нас — точно такая же.

Тем временем Люба забежала за ложкой сливочного масла. Мелочь, не о чем говорить, даже просить назад стыдно.

Затем приспичило ей варить борщ, а в доме капусты не оказалось. Овощной ларёк находился в конце квартала. Ананасов с кокосами в нём не продавали, зато капусты было навалом. Причём, стояло лето, а не зима, когда трудно за покупками выйти с ребёнком.

Люба стояла передо мной столь дородная и хозяйственная, что язык не повернулся послать её в тот ларёк. Бульон кипит, пора капусту закидывать, а её — бац и не оказалось. Хорошо, что есть соседи.

Прошёл месяц и даже второй. Видимо, бедному Толику никак не выдавали зарплату, хотя в советские времена платили вовремя.

Однажды я со стаканом направилась к Любе — якобы сахара не осталось. И, странная случайность — Люба тоже не уследила, забыла купить. Вот вечером Толик придёт, она деньги возьмёт и сбегает. Разве я не подожду до вечера?

Я с позором ретировалась. Ишь, приспичило!

О том, что сахар не появился ни вечером, ни в ближайшие дни, можно даже не упоминать. И ссориться не хотелось, мелочь, вроде. Жили все бок о бок и на виду, двери нараспашку — это не квартиры в этажных домах.

Я была молодой, глупой, смотрела на мир сквозь розовые очки. Не может соседка, с которой только что весело болтали, быть столь бессовестной? Нет, конечно.

Тем более, что Люба отнюдь не слыла жадной, и совершенно бескорыстно предлагала ползунки-пелёнки своей подросшей дочки. Правда, стирать не считала нужным — подсушивала. Памперсов ещё не существовало и всё это великолепие, покрытое жёлтыми разводами, стояло колом.

Я отказалась от даров, но это мои проблемы.

В один прекрасный день Люба пришла за парой яиц и молоком полстакана. Дочка омлет попросила. Хм…моя ела то, что дали. Нет яиц, значит, будет каша.

Читайте также:
Я мать-одиночка. Наконец встретила мужчину, но 18-летний сын против него. Когда я уже получу право на личную жизнь?!

Глупый язык опять не повернулся отказать, но терпение лопнуло.

Я пожаловалась другой соседке, на что она рассмеялась:

— Люба и до тебя добралась? Что попросила?

— Морковку на борщ.

— Правильно, у меня — картошку, к Наташе зашла за капустой, к Свете — за свёклой. Вот и борщ готов! Странно, что мясо своё было. Давно пора гнать её в шею!

Гнать у меня не получалось. Что делать человеку, если на плите кипит-шкворчит, а какого-то компонента внезапно не оказалось? Читать лекцию, что сначала проверяют наличие продуктов, а затем начинают готовить? Вроде, не ко времени.

Да и Люба стояла в дверях горой, не обойти, не сдвинуть. Если я говорила, что нет в данный момент сахара, например, глаза соседки вспыхивали неимоверным отчаянием, буквально земля из-под ног уходила. Я чувствовала себя предательницей всего рода человеческого.

Проще было расстаться со стаканом сахара, да не оскудеет рука дающего.

А разрешилась ситуация просто. Во дворе играли дети, когда Любина дочка пяти лет уселась на крыльце с невиданной диковиной — бананом. Чистила шкурку не торопясь, откусывала зубами нежную мякоть, смаковала и причмокивала.

Наши наивные дети столпились вокруг. Таинство поедания заморского лакомства продолжалось, пока кто-то из мамаш не прикрикнул на жаждущих и страждущих.

В те времена бананы мы видели на картинках. Конечно, Любу спросили — откуда роскошь? В овощном киоске красовались исключительно подгнившие отечественные дары природы.

Оказывается, туда ещё привозили дефицит для ветеранов и выдавали по списку. А Люба при чём?

И Люба бесхитростно поведала — брала дочку, становилась напротив продавщицы перед очередью и просила для ребёночка хотя бы самый маленький банан.

Сердца ветеранов не выдерживали столь душераздирающего зрелища и домой семья возвращалась отнюдь не с одним крохотным бананчиком.

Мы с остальными соседками слушали, отвалив челюсти. В голову никому не пришло бы клянчить и унижаться. А с другой стороны — Любе привычно.

Остался вопрос, зачем с этим бананом сидеть на крыльце, дразнить других детей? Нельзя дома съесть? Ан нет, дома доченьке не в кайф.

Да, забыла, Люба и на рынок ходила таким же образом — с ребёнком. Там килограммчик черешни подадут на бедность, здесь — полкило клубники. С миру по нитке. А мы, наивные, честно покупали в овощном кривые и косые ягоды. На рынке продавали отборные, но не по карману.

Простота хуже воровства, другая мысль и в голову не пришла.

С тех пор в нашем дворе «лавочка» для Любы закрылась. Никаких стаканов сахара и ложек масла.

Люсенька (дочка) продолжала наслаждаться бананами у всех на виду, остальным детям запретили стоять с открытыми ртами, объяснили, что девочка — жадина.

Со временем все привыкли. Правда, Люба не понимала, почему с её дочкой никто не играет, но это их проблемы. Затем все соседи родили по второму ребёнку, на Любином крыльце уже двое сидели с бананами.

А дальше наш дом, наконец-то, снесли после землетрясения. Жильцы получили новые квартиры, Любу из виду потеряли (хотя с другими дружили) и что из кого выросло, я уже не знаю.

Автор: Лидия Капленкова

Написать комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.