Истории из жизни

Наглые родственники

— Я согласна, мне дом не нужен. Спасибо, маме за то, что квартиру оставила, иначе не знаю, как бы мы выкручивались, — сказала золовка 5 лет назад.

Катя, так зовут мою золовку, замужем, они с супругом жили 3 года на съемной квартире, звезд с небес супруг Кати не доставал, когда она ушла в декрет им было тяжело, но как-то с трудом, но справлялись.

-То я деньжат подкину, то сватья продуктов купит, — огорчалась моя свекровь Ирина Михайловна, — ничего, вот выйдет дочка на работу, все же вдвоем семейный бюджет наполнять легче.

Катя тогда на работу не вышла, когда ее старшему сыну был 1 год и 8 месяцев, оказалось, что золовке через 7 месяцев рожать второго. А вскоре зять Ирины Михайловны потерпел полное фиаско на службе.

-То ли напутал чего, то ли забыл отчет отправить, — вздыхала свекровь, — уволили его к чертовой матери. Как жить будут? Он ищет, но, надо признать, что зять у меня — тюфяк тот еще.

Мы с мужем к тому времени женаты были 6 лет, у нас росла дочка и квартиру мы с мужем взяли в ипотеку. У свекрови в активах была двушка с проходной гостиной, точнее треть.

Остальные части принадлежали моему мужу и его сестре. А еще у Ирины Михайловны была дача — дом ее родителей в 80 километрах от столицы.

-Канализацию бы устроить, да колонку приобрести, — мечтала свекровь еще тогда, когда Катя только надумала заводить семью, — все равно я там с мая до октября. Вот бы и зимовала, жила бы там постоянно. Отопление есть, транспорт регулярный, дом маленький, но теплый.

Мой супруг чесал затылок: доделок и переделок в доме, чтобы он стал пригоден для постоянного проживания, было много.

-Даже не смотри на меня, — говорила я, — понимаю, тебе хочется матери помочь, но с каких шишей? Нам бы с ипотекой справиться.

А тут, когда в семье золовки случилось сразу несколько катаклизмов в виде неконтролируемого размножения и потери мужем работы, свекровь начала мечтать с удвоенной силой.

-Мне так и так придется их к себе жить забирать, у них денег на съем нет, — говорила она потупившись, — а где мне жить? В проходной комнате? Так и так придется на дачу ехать и там сидеть, чтобы никому не мешаться.

-Вот логика! — ответила я супругу на очередную просьбу помочь маме обустроить ее деревенский дом, — Где ей жить! Прямо беда неминучая, либо на даче с частичными удобствами, либо в проходной комнате! А ничего, что можно иначе поступить, пусть золовка с мужем сами свои проблемы решают. Ей дочку жалко? А мы тут причем?

Но свекровь нашла «гениальную идею», чтобы мотивировать сына на нужные ей (и Кате!) действия.

-Мы с тобой дарим свои доли Кате, — предложила она, — а я дарю тебе дом в деревне. Там хорошее направление, земля одна сколько стоит. Потихоньку отремонтируем вместе, зато это будет твоя собственность. Разве плохо иметь дом за городом? Летом сами там будете все время пропадать. И внучке там хорошо будет…

Я была против, но муж сказал, что это его дело, его мать, его собственность и все прочее.

-Мы там пристройку еще сделаем, — сказал, — ее запишем уже на тебя, деньги, как ни крути, общие на ремонт пойдут. Будет все по-честному.

-Какие деньги? — говорю, — У нас ипотека, ты не забыл еще?

Но мужа было уже не удержать: нашел подработку, взял кредит, начали ремонт и строительство. Оказалось, что фундамент крепкий и можно сделать мансардный этаж, пристроить две комнаты внизу с отдельным входом.

-Целое имение получается, — радовалась свекровь, — красота. И никто никому не будет мешать. Приедете — ваш отдельный вход, мансарда с балконом, чай можно пить летом.

Бумаги муж и Ирина Михайловна оформили. Золовка с радостным приплясом въехала в свою квартиру, мама уехала в дом, согласившись на первых порах пожить с частичными удобствами, а мы с супругом затянули пояса.

-Надо поскорее колонку покупать и ванную делать, — торопила свекровь, — так неудобно воду греть на газу для всего. Я ж и забыла, когда «так» жила. Хочется комфорта. Как в этом месяце не купим плитку? Ну сколько же еще ждать? В свое же вкладываетесь, надо выгадать.

О том, что «свое» нам на фиг не нужно было, пока золовке не приспичило рожать второго, уже забылось. Прямо мантра: «за свое же платите».

Читайте также:
Бьет муж. «Терпеть нельзя разводиться» — где ставить запятую?

-Мне это свое, — ответила я свекрови, — далеко не жизненно необходимо. А вот в дырявых сапогах я ходить не могу. И внучка ваша из куртки выросла. И ипотеку еще минимум 5 лет платить. И кредит уже брали на ремонт дома, так что все постепенно. И плитка подождет.

-Ты в комфорте живешь? — ехидно спрашивала свекровь, — А я почти в сарае. В тазике моюсь, а ведь мне без малого шестьдесят, мне удобств хочется.

-Так и жили бы в Москве, — отвечала я, — с удобствами. Вы сами выбрали, хотели дочери помочь. Значит, потерпите немного.

Словом, этот самый «наш» с мужем дом был 4 года нашей головной болью и бездонной прорвой. Хорошо хоть, что супруг смог устроиться на новое место работы, оклад был больше, дело пошло живее. Кредит выплатили, с ипотекой осталось совсем немного, дом достроили.

-Мелкие недоделки есть, — сказал муж прошлой весной, — но уже можно по ходу делать. Да и мама довольна.

-Как знала я, что будет этот карантин, — подтверждала довольная Ирина Михайловна, — подгоняла вас. Приятнее же в доме своем его пережидать будет, а не в каменном мешке. Тут и сад, и лес, и река.

Меня на работе посадили на удаленку, потом должен быть отпуск. Муж решил, что он может и поездить на работу. В общем, задумали мы в середине апреля перебираться в свою пристройку с отдельным входом, благо кое-какую мебель мы туда еще осенью приобрели.

Но, оказалось, что пережидать карантин в деревне было удобнее и Кате с детьми.

-А мы раньше успели заселиться, — так нас встретила в день заезда золовка на пороге отдельного входа, — мы в среду приехали, вещи разложили.

-Катя, — говорю, — давай ты перейдешь на мансарду, эти две комнаты мы с мужем делали под себя.

-С ума сошла? — округлила золовка глаза, — Какая мансарда? Там лестница, у меня двое маленьких детей. И там мало места, половину же занял этот идиотский балкон. Ты что, хочешь, чтобы мои дети шею себе сломали на этих ступеньках? Нет уж, на мансарду не пойду, даже не подумаю.

-Ой, ну уступи! — появилась за спиной дочки Ирина Михайловна, — Она раньше вас успела приехать, вещи разложила, теперь опять канитель заводить и перетаскивать?

-Заводить канитель и перетаскивать, — говорю, — нас никто не предупреждал, что Катя планирует занять пристройку.

-А с какого перепуга я буду предупреждать? Я к маме ехала родной, — ухмыльнулась золовка.

-Этот дом не принадлежит твоей маме, — говорю уже на нервах от незамутненной наглости, — нет, конкретно эта пристройка даже брату твоему не принадлежит. Это моя собственность, так что или мансарда, или комната твоей мамы.

Психанули на меня обе: и свекровь, и золовка. Муж давай плясать, сглаживать конфликт:

-Ну в самом деле, маленькие еще у Кати детки, вдруг упадут, да и маленькая мансарда…

-Я не для того, — сказала я мужу, — почти 5 лет ужималась и долги отдавала за эту стройку, чтобы тесниться на мансарде, уступив две свои комнаты твой сестре и ее семейству. Катя привыкла, что ей все уступают и решают ее проблемы? Вы можете продолжать это, но без меня.

-Ты представляешь, — спрашивает Катя, — как мы будем все вместе тут жить целое лето после такого твоего концерта?

-Не знаю, — говорю, — я буду жить спокойно у себя дома, а ты можешь уехать к себе.

Золовка скандалила еще пару часов, потом на мансарду понесла свои вещи свекровь, всем видом давая мне понять, как трудно ей подниматься по ступенькам. Через день Катя с детьми вернулась в город.

-Выжила ты мою дочь отсюда, — трагически заявила Ирина Михайловна.

Я пожала плечами: выжила, значит выжила. Мой дом, кого хочу, того и выживаю. Полтора месяца мы со свекровью не разговаривали. А потом она тоже съехала в Москву. Зачем?

Золовка с мужем разошлась, помогать растить детей теперь Кате должна была мама, заселившаяся-таки в проходную комнату.

Я не знаю, заедет ли Ирина Михайловна на дачу летом, мы с ней едва общаемся теперь, я не возражаю против ее пребывания там и против племянников мужа. Пусть живут, но не в той половине, которую я приготовила для себя.

Пусть стоит закрытая, если у нас времени летом не будет там жить. Но наглая Катя туда не въедет ни при каких обстоятельствах.