Истории из жизни

Пропади и не мешай

Прожили Галина Васильевна и Родион Вячеславович долгую и счастливую жизнь, через столько вместе прошли, что нынешней молодежи и не снилось. И счастья было много, и горестей, но всегда они держались друг за друга и шли вперед. Самым тяжелым было потерять двоих детей, пусть и уже во взрослом возрасте, но двоих подряд и в таких нелепых случайностях… Остался у них только Алёшка, младшенький, и на того нарадоваться не могли, что хоть какая-то опора осталась на старость лет.

Родион Вячеславович первым покинул этот мир, когда ему было 78 лет. Осталась Галина Васильевна одна в доме, горевала всё больше и больше, вспоминала счастливые годы, сынишек своих, мужа горячо любимого.

Когда стало совсем тяжело ей с бытом справляться, Алёша забрал её к себе в город. Не хотела она уезжать, но ведь понятно было, что сын с ней в деревне жить не станет, городской совсем стал, бизнес у него…

Квартира у Алексея была большая, аж пятикомнатная, хотя зачем она нужна была такая большая, Галина Васильевна не понимала, ведь детей у них не было ещё. Но зато досталась ей отдельная комната в дальнем коридоре, и могла она там тихо-тихо жить, никому не мешая.

Часто она слышала, как молодые ругаются, как жена сына Аглая кричит и требует чего-то, но вмешаться разве можно было. Сидела она у себя в комнатке и молилась только, чтобы успокоились они да мирно жили.

Галина Васильевна боялась даже по квартире ходить когда они дома, на глаза не хотела показываться, она ведь простая деревенская бабуля, а тут такая шикарная квартира, дорогое всё, уборщица приходит каждый день… Алексей ещё заходил к ней по вечерам поговорить, а Аглая и вовсе делала вид, что никто у них в доме больше не живёт.

Единственный раз когда Галина Васильевна по просьбе сына вышла в кухню, чтобы вместе всем поужинать, Аглая стала нагло высмеивать её — мол, старуха из прошлого века, ни в гаджетах ничего не понимает, ни телевизор включить не может, да что там — даже в улице сориентироваться не может, дальше магазина идти боится!

Это было больно и обидно… Алёша даже не вступился. А однажды Галина Васильевна услышала разговор молодых:

— Лёша, ну долго это ещё будет продолжаться? Я чувствую себя так, будто у нас в квартире прячется чудовище! В гости никого не позвать, стыд какой, бабулька какая-то из деревни! Ладно хоть корову с собой не припёрла!

Читайте также:
Мы с детьми договорились – пока они не вырастут, я своей личной жизнью заниматься не буду

— Да брось ты, чем она тебе мешает? Сидит себе в комнате.

— А мне сам факт мешает, что она там сидит! Сколько лет ей уже? Померла бы давно и не мешала молодым!

— Что ты такое говоришь! Она мать мне!

— Мать… Да что она дала тебе, эта мать?

Дальше Галина Васильевна не слушала, закрыла уши руками… Слезы текли по щекам и хотелось сгореть от стыда. Она-то считала, что смогла дать сыновьям всё самое главное — кров над головой, любовь, ласку, смогла честных людей из них вырастить. А что еще надо? Квартира у него вон какая огромная! Галина Васильевна держала в банке всю сумму от продажи дома в деревне, думала сыну помочь ипотеку закрыть, да только когда она ему это сказала, он рассмеялся, мол, ты что мать, какая ипотека! Всё за наличку куплено.

Долго думала она, как же ей молодых от себя освободить. С собой кончать это уж дело позорное, не для того её Господь создал.

И вот поздно вечером, когда молодые уже спали, собрала Галина Васильевна самое необходимое и вышла из дома…

Шла она долго, но нашла-таки вокзал. Купила билет на поезд и уехала в монастырь… Давно её тянуло туда, но думала, что сыну нужна будет, может внуков нянчить придётся. Да не тут-то было…

Приняли её в монастыре без вопросов, поселили в келью, выделили ей в помощницы молоденькую инокиню.

Все деньги, что у неё были, она перевела на счёт монастыря, чтобы на восстановление пошли. Да и ведь заботились о ней как… Кормили, поили, сестрички молодые ходили за ней как за матерью родной, помогали и с кровати встать, и до храма дойти.

В маленькой простой келье Галина Васильевна чувствовала себя как в раю, спокойно, мирно, тихо, при свете свечей и запахе ладана…

Целыми днями она только молилась и Бога за всё благодарила, что на старость лет такое утешение ей довелось познать. За сына молилась, чтобы хорошим человеком он был… Чтоб не сгубила его эта Аглая.

А через год, всего за пару месяцев до своего ухода в вечность, Галина Васильевна приняла постриг с именем Серафима…

Автор: Екатерина Русина

Написать комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.